?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В Шевченковском суде Киева слушается беспрецедентное дело, ответчик в котором - одна из крупнейших международных косметических компаний (дочернее предприятие фирмы «Орифлейм» - «Орифлейм косметикс Украина»). Истец – сотрудница компании, занимавшая весьма высокую должность менеджера по рекламе. Инициатор процесса обвиняет «Орифлейм» в травле по единственной причине: она нахально пожелала стать матерью. В результате это привело не только к потере сотрудницей работы, но и долгожданного ребенка. Если углубиться в скандал, то на свет выплывают какие-то странные игры, затеянные руководством компании вокруг средств на рекламу представительские мероприятия. А средства эти немалые, исчисляемые миллионами евро. И еще всплывают «уши» известного поп-тусовщика, которому также не чужд деребан рекламных миллионов.


“Только банкет директоров обходился в 150 тысяч евро”

На первый взгляд, причина, по которой Елену выживали с работы, проста – ну, неохота платить по больничным листам всяким беременным и кормящим. Ату их! Не хотят уходить сами – заставим!

Елена Друкарова работала в “Орифлейме” с января 1998 года. Начинала с должности регионального менеджера Черкасского сервисного центра ДП “ДС Трейдинг (К) Лтд”, которое в 2003 году было перерегистрировано в Дочернее предприятие “Орифлейм Косметикс Украина”. Вскоре Елену повысили в должности и перевели в Киев. Претензий по работе в качестве менеджера региональных представительств не было и 15 января 2000 года Елена стала менеджером по рекламе.

-Я была вторым человеком в компании, занимавшимся рекламой. Отвечал за денежные средства и распределял их мой непосредственный начальник, а я, так сказать, эти деньги “размещала”, организовывая рекламные кампании.

Елена напрямую связывалась с различными средствами массовой информации для организации рекламных кампаний. Кроме этого в ее обязанности входили обзоры и анализ рынка рекламы, маркетинговые исследования и многое другое. К услугам местных рекламных фирм, по словам Елены, она прибегала нечасто. В то время украинское отделение “Орифлейм” сотрудничало с крупными международными сетевыми агентствами с блестящей репутацией (Seach & Seach, Zenit Media, Арк Томпсон).

Когда мы искали партнеров по размещению медиа-носителей, то проводили очень жесткий конкурс среди агентств, который могли пройти лишь агенстства с мировым именем. Ни о каком нелегальном “откате” средств в этих агентствах не идет и речи. Там даже слова такого не знают – “откат”.
Сама Елена даже не ввязываясь в теневые денежные махинации. Она довольствовалась ежемесячной зарплаты примерно в три тысячи гривен. Даже законные “поощрения” фирмпартнеров отдавала своим сотрудникам – дабы ни у кого не было поводов для кривотолков. Например, туристическая фирма “Сам”, с которой дочернее предприятие “Орифлейм” активно сотрудничало, четыре года подряд дарила Елене ваучер стоимостью в две тысячи долларов – на поездку в любое время на любой курорт. Она всякий раз отдавала ваучер на фирму. Ежегодно шестеро сотрудников “Орифлейм-Украина” ездили на эти деньги в Египет. У Елены же не было даже загранпаспорта.

- Кроме рекламного, есть еще отдельный бюджет на обустройство офиса, на проведение корпоративных и представительских мероприятий, - продолжает Елена. - Чтобы представить себе, о каких суммах идет речь, можно привести один пример. В 2003 году я организовывала банкет директоров в недавно открывшемся выставочном центре “Киевэкспоплаза”. Бюджет вечеринки составил 150 тысяч евро. Для трех тысяч приглашенных был накрыты столы, в концерте участвовали эстрадные звезды первой величины – Меладзе, Сердючка и другие. При организации подобных мероприятий некоторые расторопные менеджеры умудряются получить до 50.000 евро отката. Я никогда не брала ни копейки. И мне не предлагали, потому что знали, что это со мной не пройдет.

“Наследный принц” украинской поп-тусовки заказывает “Музыку Северных Звезд”

Перемены в рекламной политике компании наметились с февраля прошлого года. А незадолго до этого Елена имела неосторожность возразить одному, скажем так, не последнему человеку в среде киевских рекламистов, “наследному принцу” украинской поп-тусовки Евгению Рыбчинскому.

Рыбчинский-младший (кстати, близкий друг генерального менеджера “Орифлейм косметикс Украина” Дмитрия Ермоленко) имел свою долю на радиостанции “Ностальжи”, - вспоминает Елена. – Когда было решено запустить там рекламу “Орифлейм”, я доказывала, что аудитория радиостанции – не наша целевая группа, и средства будут потрачены впустую. Но, повторяю, рекламными средствами распоряжалась не я, и договор с “Ностальжи” все же был заключен. (Помните – “Радиостанция “Ностальжи” совместно с компанией “Орифлейм” представляют Музыку Северных Звезд!” И врубается “АББА”: “Мани, мани, мани!..” --Авт.)
А вот как развивались события дальше. В феврале 2004 года из дочернего предприятия уходит финансовый директор. Через две недели непосредственный начальник Елены Друкаровой получает солидное повышение и уезжает в Англию, в тамошнее представительство “Орифлейм”. По логике вещей, его место должна была занять Елена. Но… ничего подобного не случилось – “главным рекламистом” (который, напомним, распоряжается рекламным бюджетом в славный зеленый “лимончик” ежегодно!) назначается совершенно другая дама, которая до сих пор занималась, скажем так, организацией офисной работы. Эта специалистка в области художественного ксерокопирования не имела ни диплома рекламиста, ни даже общего экономического образования, но зато… была доброй подругой Дмитрия Ермоленко.

С этого времени в рекламной политике компании происходят коренные перемены. Международные сетевые агентства получают от ворот поворот, и одним из главных партнеров “Орифлейм косметикс Украина” становится недавно созданное киевское агентство “Синатра”. Агентству предоставляются неслабые полномочия – скажем, если раньше Елена напрямую вела переговоры с масс-медиа, то теперь появился посредник - агентство “Синатра”. А принадлежит оно… Угадайте с трех раз? Правильно, Рыбчинскому-младшему.

“Мы не дадим тебе спокойно родить!”

Итак, заключив контракт со “своим” агентством, руководство компании поставило на ключевые должности “своих” людей. Теперь нужно было дать Елене понять, что ей в “Орифлейме” не место. И тут руководству компании представился исключительно благоприятный случай избавиться от неудобной сотрудницы.

Елена давно мечтала о ребенке, но в силу некоторых медицинских проблем мечта оставалась лишь мечтой. Шанс завести долгожданного ребенка появился, когда Елена с мужем стали на учет в Клинике проблем планирования семьи, где весьма успешно борятся с бесплодностью. К слову, используемые в Центре технологии весьма дороги: на весь комплекс лечебных мероприятий семья Друкаровых истратила около двадцати восьми тысяч гривен. Долгожданную операцию по пересадке оплодотворенного “в пробирке” зародыша назначили на период с конца февраля по начало апреля.

- Работая в компании, я до этого никогда не пользовалась больничными, - рассказывает Елена. – Но 23 марта прошлого года я заболела бронхитом и взяла лист нетрудоспособности. А 2 апреля мне сделали операцию в Клинике планирования семьи.

Сразу после операции молодую женщину отправили на больничный с диагнозом “угроза прерывания беременности”. Это обычная практика – после подобных операций женщина должна некоторое время избегать физических нагрузок и соблюдать строгий постельный режим.

23 апреля Елена лежала в постели, когда ей позвонил генеральный менеджер Дмитрий Ермоленко с предложением… добровольно уйти с работы. В качестве компенсации он посулил Елене шесть тысяч долларов. Та отказалась, и тогда шеф сказал: “Мы тебе не дадим спокойно родить!”. Позже, когда дело дошло до суда, Дмитрий Ермоленко подал на Елену Друкарову встречный иск, обвиняя ее в том, что она оболгала его – дескать, разговор был исключительно дружеским, и он просто интересовался здоровьем сотрудницы. Моральный ущерб, который причинила ему Елена своим иском, он оценил в полторы тысячи гривен. Однако, на его несчастье, телефонный разговор велся по громкой связи (молодая женщина не могла встать с кровати, чтобы подойти к телефону). Свидетелем этого разговора был не только муж Елены, но и посторонняя женщина – подруга матери.

- Я знаю как минимум двух сотрудниц фирмы , которым, когда они беременели, тоже предлагали взять деньги и уйти по собственному желанию. Они так и сделали. Я же пообещала, что уволюсь лишь после того, как выйду из декрета, - говорит Елена.

4 мая молодая женщина вышла на работу, но ей стало плохо, ее немедленно госпитализировали. На следующий день, чтобы не обострять отношения с начальством, она оформила отпуск. Но он закончился, а угроза потерять ребенка оставалась, и Елене пришлось снова взять больничный. Между тем, деньги по больничным ей не выплатили, и даже заблокировали ее банковскую карточку.

Последней каплей стали письма, которые руководство фирмы стало рассылать в поликлинику № 4 Шевченковского района и в клинику проблем планирования семьи. В этих письмах были мя

гко говоря некорректные вопросы -- действительно ли Елене Друкаровой провели операцию по пересадке эмбриона? Может ли она считаться беременной с этого момента? Должна ли женщина с угрозой выкидыша ложиться в стационар? Короче говоря, требовали у врачей нарушить врачебную тайну.

- Об искусственном оплодотворении не знали даже наши ближайшие друзья, - рассказывает Елена. - Оригинал документа о проведенной операции находился в женской консультации поликлиники.

Интересная деталь – в письме от “Орифлейм” есть фраза “Эмбриотрасфер в полость матки” - неужели руководству косметической компании были известны такие медицинские тонкости? Между прочим, муж Елены провел эксперимент – обратился в регистратуру поликлиники и, назвав фамилию и адрес жены, попросил ее медицинскую карточку. И ему выдали на руки все документы – в том числе, и справку о проведенной операции. Стало быть, точно так же мог поступить кто угодно. Вот вам и врачебная тайна!

- Когда я приходила в клинику планирования семьи на уколы, мне говорили, что мною интересуются: “Опять из компании приходили, чтобы узнать, беременны ли вы”, – продолжает Елена. - Но там, в клинике, ни на какие письма и вопросы сотрудников фирмы не отвечали, молчали как партизаны. И все равно я чувствовала себя какой-то преступницей. А в женской консультации меня даже принимать не хотели. “С вами, -говорят, - одни проблемы. У нас сотни пациенток, но ни на чей адрес не пишут запросы”. Заведующая поликлиникой, собственно, и посоветовала нам обратиться в суд.

Недоразумения и нервотрепка в конце концов закончились трагически – на пятом месяце беременности Елена потеряла ребенка. Более того, и ее жизнь оказалось под серьезной угрозой: и мужу пришлось срочно, буквально за ночь продать за бесценок почти новую машину, заложить обручальные кольца, чтобы оплатить дорогостоящие медикаменты, необходимые для спасения жены.

“Мы ценим наших сотрудников – они основа успешного бизнеса”

Едва оправившись от перенесенного горя, молодая женщина вышла на работу и обнаружила, что ее рабочее место занято. Елене выделили уголок рядом с охранником, где стоял старый компьютер, не подключенный ни к Интернету, ни даже к локальной сети. Начальство ее не принимало, и свои докладные записки она ежедневно посылала … по почте.

- 12 ноября 2004 года я отработала целый день, - вспоминает Елена свой предпоследний день в компании. - Без трех минут шесть ко мне пришли директор Дорофеев и юрист Осипов и принесли ксерокопию приказа о моем увольнении на основании того, что у меня были выговоры и прогулы. В действительности, выговоров не было, а в дни так называемых “прогулов” я была на больничном. Ни трудовой книжки, ни оригинала приказа я не видела. Мы посовещались с адвокатом и приняли решение, что это может быть провокация, и нужно идти на работу. В понедельник я вышла на свое рабочее место, заняла его. Никто меня не выгонял. Грозились, правда, вызвать милицию, но я сказала – вызывайте, чем больше свидетелей, тем лучше. Они, разумеется, ни в какую милицию не звонили. А на следующий день охранник просто не пустил меня в помещение фирмы. Кстати, все мои вещи - деловые бумаги, визитницы, ручки (в том числе, именные и дорогие), часы – до сих пор находятся в компании, и что с ними, неизвестно. Меня туда не впускают.

В своем маниакальном желании добиться справедливости Елена написала письмо в московский офис “Орифлейма”, где изложила свою историю. В ответ она получила коротенькую писульку (без исходящих номеров и без печати), в которой, помимо общих слов – мы, дескать, искренне сочувствуем вам и желаем перенести ваше горе со всей стойкостью – есть и такая фраза: “Мы ценим наших сотрудников – они основа успешного бизнеса, но это не дает никому из них права публично отказываться от работы и нарушать дисциплину внутри компании”. Подпись – “Магнус Бреннстом”.

Фальсификации и “отмывание” денег?

…Но вернемся к деньгам – рекламным и не только.

- В компании вообще уничтожили документы о том, что я работала менеджером по рекламе. Уволили меня как “менеджера региональных представительств”. Но у меня сохранились справки о доходах на получение кредитов – там указана моя настоящая должность. Когда на суде представителям компании задали вопрос, как такое могло произойти, они ответили – днем раньше произошел сбой в компьютере, поэтому он выдал неправильную информацию. И предоставили суду справку какого-то архивариуса о том, что из трехсот с лишним личных дел сотрудников компании уничтожили только мое, потому что его… негде было хранить.

А совсем недавно Елене выдали в налоговой инспекции любопытную справку (№ 2019\Д от 28.03.2005).

- После повышения моя заработная плата составляла от 450 до 600 долларов (то есть, что-то около девяти тысяч гривен в квартал). А в этой справке указаны совсем иные цифры. Согласно справке из налоговой моя зарплата, к примеру, за третий квартал 2001 года составляла 115 тысяч 300 гривен! Выходит, через меня “проводили” какие-то левые деньги. Они, конечно, могут сказать, что это были мои премиальные. Но в суде находится справка, согласно которой мой среднемесячный заработок составлял около 2000 гривен. Сумма занижена ради того, чтобы, в случае проигрыша дела выплатить мне поменьше компенсации.

Мне не нужны их деньги. Пусть письменно извинятся передо мной – я повешу это извинение в рамочке на стену - и пусть отзовут свои запросы, а мне исправят поганую запись в трудовой книжке, согласно которой меня уволили за прогулы. Мне слишком дорога моя репутация. Даже если я выиграю что-то, я передам эту сумму в детский дом. Нам с мужем по 30 лет, и после того, как в результате всей этой истории погиб наш нерожденный ребенок, мы практически потеряли надежду иметь собственных детей.

Слушание дела “Друкарова против “Орифлейм-Украина” проходит в Шевченковском суде Киева и судя по всему, близко к завершению. Дело рассматривает легендарная судья Ирина Сапрыкина, которая, как настойчиво твердят информированные люди, упорно не берет взяток! А значит, смеем предположить, у маленькой украинки Елены Друкаровой велики шансы выиграть процесс у шведского косметологического гиганта.

http://tema.in.ua/article/123.html

Profile

млм
pro_mlm
pro_mlm

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 


Яндекс.Метрика





Powered by LiveJournal.com