?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у yust_tax в Обзор арбитражной практики с 11.01.2016 по 15.01.2016
наиболее интересные дела, по которым вынесены определения Верховного суда РФ и постановления окружных судов

Дело ООО «Орифлэйм Косметикс» (определением ВС РФ от 14.01.2016 № 305-КГ15-11546 налогоплательщику было отказано в передаче кассационной жалобы на решение Арбитражного суда города Москвы от 04.12.2014 по делу № А40-138879/14, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.06.2015 по тому же делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ).
Позиция налогового органа: Решением налогового органа налогоплательщику были доначислены налог на прибыль организаций и НДС в связи с получением обществом необоснованной налоговой выгоды вследствие учета при налогообложении расходов на выплату вознаграждения иностранной компании «Орифлэйм Косметик Б. В.» (Нидерланды) по договорам коммерческой концессии. В силу аффилированности и взаимозависимости заявителя, компаний «Орифлэйм Косметик Б. В.» и «Орифлэйм Косметикс С. А.» налоговый орган расценил выплату обществом лицензионных платежей в адрес компании «Орифлэйм Косметик Б. В.» в качестве недопустимого инструмента налоговой оптимизации, который позволил организациям, входящим в группу компаний «Oriflame», несмотря на успешное развитие бизнеса на территории Российской Федерации по продвижению товаров данной марки, не уплачивать в Российской Федерации налог на прибыль, необоснованно возмещать из бюджета НДС и выводить из-под юрисдикции Российской Федерации значительные суммы денежных средств, которые по информации налоговых органов Королевства Нидерландов и Великого Герцогства Люксембург в дальнейшем также не подвергались налогообложению.

Позиция налогоплательщика: Обжалуя данное решение, налогоплательщик указывал, что деятельность общества не образует постоянного представительства иностранной компании «Орифлэйм Косметикс С. А.» на территории Российской Федерации. Вместе с тем, даже в случае признания общества представительством компании, оно вправе учесть при налогообложении прибыли расходы на выплату головной компании вознаграждения по субконцессионным договорам, размер которых соответствует рыночным ценам, а оснований для доначисления НДС не имеется, так как этот налог был удержан при выплате роялти и перечислен в бюджет Российской Федерации.
Позиция суда: Признавая законным оспариваемое решение налогового органа и отказывая в удовлетворении заявленных требований общества, суды исходили из того, что взаимозависимость общества и иностранной компании «Орифлэйм Косметик Б. В.», доля участия которой в уставном капитале общества составляла 100 %, оказала влияние на экономическое содержание деятельности общества и ее налоговые последствия.
Суды приняли во внимание выявленные в ходе налоговой проверки обстоятельства, касающиеся фактического ведения на территории Российской Федерации деятельности работниками компаний «Орифлэйм Косметикс С. А.» и «Орифлэйм Косметик Б. В.», направленности этой деятельности на получение дохода от распространения косметической продукции «Oriflame» среди потребителей в интересах и к выгоде иностранных компаний.
В связи с этим суды пришли к выводу об образовании в силу ведения вышеуказанной деятельности постоянного представительства компании «Орифлэйм Косметикс С. А.» на территории Российской Федерации.
При такой квалификации деятельности компании Орифлэйм Косметикс С. А.» выплата обществом в ее пользу через посредника «Орифлэйм Косметик Б. В.» платежей по договорам коммерческой концессии (субконцессии) была признана судами в качестве недопустимого инструмента налоговой оптимизации, использование которого позволило организациям, входящим в единую группу «Oriflame», избегать исполнения налоговой обязанности в отношении той части прибыли, источником возникновения которой является Российская Федерация.
В определении ВС РФ указано, что выводы судов не противоречат подходам, высказанным в п. п. 1 и 7 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», в соответствии с которыми предполагается экономическая оправданность действий налогоплательщика, имеющих своим результатом получение налоговой выгоды, но если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.
При разрешении настоящего дела суды исходили из достаточности выдвинутых налоговым органом аргументов, представленных в их подтверждение доказательств для того, чтобы поставить под сомнение наличие разумной деловой цели в уплате лицензионных платежей обществом, в том числе, с учетом их значительного размера и систематической убыточности деятельности общества, степени самостоятельного участия иностранных компаний группы «Oriflame» в деятельности по распространению косметической продукции на территории Российской Федерации.
В такой ситуации, исходя из положений ст. 54 НК РФ и ч. 1 ст. 65 АПК РФ, а также учитывая статус налогоплательщика как дочернего общества иностранных компаний, сведения о деятельности которых не могут быть получены в рамках обычных процедур налогового администрирования, на налогоплательщике лежало бремя раскрытия разумных экономических причин заключения договоров коммерческой концессии (субконцессии) на соответствующих условиях уплаты лицензионных платежей, объяснения причин, по которым лицензионные платежи были установлены в соответствующем размере.
Изучение материалов дела не позволяет прийти к выводу о том, что обществом были представлены необходимые и достаточные объяснения и доказательства.
Принимая во внимание доказанность выводов инспекции об искажении налоговой базы обществом за счет включения в нее расходов по лицензионным платежам, осуществление обществом деятельности в условиях зависимости от иностранных компаний группы «Oriflame», у судов отсутствовали основания для вывода об обоснованности полученной обществом налоговой выгоды в силу одной лишь той причины, что исходя из положений п. 2 ст. 7 Соглашения между Российской Федерацией и Великим Герцогством Люксембург об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество, заключенного в г. Москве 28.06.1993 (и аналогичных положений соглашения с Нидерландами) налоговая база иностранной компании от осуществления предпринимательской деятельности в Российской Федерации подлежала бы определению исходя из уровня прибыли, которая в аналогичной ситуации могла быть получена независимым предприятием.
Отказывая в удовлетворении требований общества, заявленных в отношении недоимки по НДС и соответствующих сумм пени, суды руководствовались положениями п. 1 ст. 161, п. п. 1, 3 ст. 171 НК РФ и пришли к выводу об отсутствии у общества права на вычет налога, удержанного при выплате лицензионных платежей, имея в виду фактическое отсутствие облагаемых налогом операций по передаче прав на объекты интеллектуальной собственности между иностранной компанией и обществом, и о направленности их совершения на получение необоснованной налоговой выгоды.
Приводимые обществом доводы о фактическом удержании налога при выплате лицензионных платежей не свидетельствуют о наличии предусмотренных ч. 7 ст. 291.6 АПК РФ оснований для пересмотра судебных актов в кассационном порядке Верховным Судом Российской Федерации с учетом наличия в законодательстве о налогах и сборах механизма возврата налога, излишне перечисленного в бюджет налоговым агентом.

Дело ООО «Эни Моторс» (определением ВС РФ от 14.01.2016 № 309-КГ15-16998 налогоплательщику было отказано в передаче кассационной жалобы на решение Арбитражного суда Свердловской области от 24.02.2015 по делу № А60-54425/2014, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2015 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.09.2015 по тому же делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ).
Позиция налогового органа: Решением налогового органа налогоплательщику был доначислен НДС в связи с уменьшением инспекцией размера налоговых вычетов, поскольку при изменении стоимости поставленных товаров в сторону уменьшения налогоплательщиком не были восстановлены налоговые вычеты по налогу, что повлекло неполную уплату НДС, так как предоставляемые обществу торговые скидки, непосредственно связанные с поставками автомобилей, применяются к стоимости товаров и оказывают влияние на налоговую базу по налогу.
Позиция налогоплательщика: Обжалуя данное решение, налогоплательщик указывал, что в договоре стороны указали, что предоставление скидок (премий) не является снижением стоимости товара, следовательно, выплата премий не уменьшает цену приобретаемого им у поставщика товара.
Позиция суда: Отказывая в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика, суды пришли к выводу о том, что в результате выплаты премий, непосредственно связанных с поставкой автомобилей, представляющих собой форму торговых скидок, применяемых к стоимости товаров, происходило фактически уменьшение стоимости товаров (автомобилей), что должно влечь корректировку поставщиком налоговой базы по НДС по операциям реализации товаров, определенной от первоначальной цены товаров, и, в свою очередь, пропорциональное уменьшение в соответствующих налоговых периодах размера налоговых вычетов по НДС, ранее заявленных обществом. При этом суды указали, что выставление корректировочных счетов-фактур при предоставлении скидок и премий является правом, а не обязанностью поставщика, тогда как восстановление НДС покупателем обязательно, поскольку уменьшается цена товара.
Ссылка заявителя на п. 2.1 ст. 154 НК РФ, введенный в действие Федеральным законом от 05.04.2013 № 39-ФЗ, уточняющий порядок определения налоговой базы при выплате премий поставщиком покупателю, неосновательна, поскольку указанная норма вступила в силу с 01.07.2013.
Дело ООО «СибТехно» (определением ВС РФ от 13.01.2016 № 304-КГ15-17425 налогоплательщику было отказано в передаче кассационной жалобы на решение Арбитражного суда Новосибирской области от 16.02.2015 по делу № А45-11911/2014, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.09.2015 по тому же делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ).
Позиция налогового органа: Решением налогового органа налогоплательщик был привлечен к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ, за неисполнение обязанности налогового агента по удержанию и перечислению НДФЛ в бюджет.
Позиция налогоплательщика: Обжалуя данное решение, налогоплательщик указывал, что он не является налоговым агентом. При этом общество ссылалось на исключение, установленное п. 2 ст. 226 НК РФ, согласно которому исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются, в частности, в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 НК РФ. Таким образом, указанная статья (п. 2 ст. 226 НК РФ) содержит отсылочную норму на подп. 1 п. 1 ст. 228 НК РФ, в соответствии с которым физические лица самостоятельно уплачивают НДФЛ, исходя из сумм вознаграждений, полученных от физических лиц и организаций, не являющихся налоговыми агентами.
Позиция суда: Отказывая в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика, суд признал ошибочной ссылку общества на исключение, установленное п. 2 ст. 226 НК РФ. Данная статья содержит отсылочную норму на пп. 1 п. 1 ст. 228 НК РФ, в соответствии с которым физические лица самостоятельно уплачивают НДФЛ, исходя из сумм вознаграждений, полученных от физических лиц и организаций, не являющихся налоговыми агентами.
Отклоняя данный довод, суд указал, что налогоплательщик не учитывает, что нормы пп. 1 п. 1 ст. 228 НК РФ, обязывающие физических лиц самостоятельно исчислить и уплатить НДФЛ исходя из сумм полученных вознаграждений, применяются только если субъектом (источником выплаты) выступают физические лица и организации, не являющиеся налоговыми агентами, то есть не поименованные в п. 1 ст. 226 НК РФ.

Дело ОАО «Санкт-Петербург Телеком» (постановлением Арбитражного суда Московского округа от 15.01.2016 по делу № А40-187121/2014 в удовлетворении кассационной жалобы налогового органа на решение Арбитражного суда города Москвы от 16.06.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2015 по тому же делу было отказано).
Позиция налогового органа: Решением налогового органа налогоплательщику был доначислен налог на прибыль в связи с необоснованным применением обществом пониженной налоговой ставки (5 %), предусмотренной пп. «а» п. 2 ст. 10 Конвенции между Правительством Российской Федерацией и Правительством Королевства Швеции «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы» от 15.06.1993, так как получатель дивидендов должен был выполнить критерий непосредственности вложения, то есть самостоятельно вложить объект гражданских прав, имеющий денежную оценку, в капитал российской компании, выплачивающей дивиденды, чего не было сделано, так как компания «Tele2 Russia Holding A. B.» не несла расходов по приобретению акций российской компании, а получила их в качестве взноса от своего акционера без встречного предоставления.
Следовательно, на момент выплаты обществом дивидендов иностранной компании «Tele2 Russia Holding A. B.» вложенный иностранный капитал общества составлял менее 100 000 долларов США или эквивалентной суммы в рублях на момент фактического распределения дивидендов, в связи с чем оснований для применения пониженной налоговой ставки (5 %) не имелось, налог необходимо было удержать и перечислить в бюджет по ставке 15 %.
Позиция суда: Поддерживая позицию налогоплательщика, суд указал, что Типовое соглашение между Российской Федерацией и иностранными государствами об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и имущество (одобрено постановлением Правительства РФ от 24.02.2010 № 8) не содержит требования о прямом вложении в компанию, а применение льготной ставки связано только с фактом владения уставным капиталом компании и размером оплаченного уставного капитала, без учета квалификации сделки, по которой эта доля участия была приобретена, и суммы денежных средств, уплаченных предыдущему владельцу компании.
Понятие «вложенный капитал» используется в тексте Конвенции в том смысле, что способ приобретения капитала российской компании на вторичном рынке при совершении сделки между двумя нерезидентами (в настоящем случае – односторонняя сделка по внесению имущества в капитал шведской компании ее участником, также компанией Швеции) не может повлиять на оценку наличия вложения в капитал российской организации. Оценка вложения в капитал будет находиться в большей зависимости от размера фактических вложений (инвестиций) лица, передающего акции российской организации, нежели от наличия встречного предоставления последнего приобретателя.
При этом суд учел, что если бы стороны, заключившие Конвенцию, желали связать пониженную ставку со способом вложения капитала самим получателем дивидендов, то однозначно указали бы на это в тексте документа (например, статья Соглашения от 05.12.1998 с республикой Кипр прямо обусловливает возможность применения пониженной ставки «прямым вложением в капитал»).
При таких обстоятельствах доводы инспекции о толковании положения пп. «а» п. 2 ст. 10 Конвенции о вложенном иностранном капитале в том смысле, что получатель дивидендов должен выполнить критерий непосредственности вложения, то есть самостоятельно вложить объект гражданских прав, имеющий денежную оценку, в капитал компании, выплачивающей дивиденды, является несостоятельным.

Profile

млм
pro_mlm
pro_mlm

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 


Яндекс.Метрика





Powered by LiveJournal.com